Ищенко Наталья Анатольевна


Крымская война 1853-1856 гг.
в мировом музыкальном наследии

Марши, галопы, кадрили, польки, вальсы и...народные песни. Гаэтано и Джузеппе Доницетти, Бетховен, Мусоргский, Кениг и ...Ее Превосходительство жена Омара-паши Ида. Турция, Англия, Франция и Россия... 1813, 1855, 1880... Пестрая смесь композиторов, музыкальных форм, стран и эпох, на первый взгляд не поддающаяся никакой логике объединения их в едином контексте. Но логика есть, и она заключена в одном слове: «Крым».
Лондонская академия придворной музыки Оттоманской империи совместно с турецкой звукозаписывающей компанией Kalan в 2002 выпустила лазерный диск с записью концерта, состоявшегося в Лондоне на площади Святого Джона (Вестминстер) 27-28 апреля 2001 года. Этот тематический концерт был посвящен музыке, непосредственно или ассоциативно связанной с Крымской войной 1853-1856 годов. Эмре Арачи, директор Лондонской академии придворной музыки Оттоманской империи, назвал свой альбом «Война и мир: Крым 1853-56». На обложке в обрамлении венка и флагов стран-союзниц – названия основных сражений Крымской кампании: Альма, Балаклава, Инкерман, Севастополь.
Крымская война 1853-1856 годов, как война цивилизационная, явилась тем катализатором, который ускорил процесс проникновения европейской музыки в турецкую музыкальную культуру. Еще во время правления султана Махмуда II, предшественника Абдул-Меджида, началась европеизация Оттоманской культуры. В 1828 году Джузеппе Доницетти, старший брат известного итальянского композитора Гаэтано Доницетти, был назначен придворным композитором султана, в обязанности которого входило обучать молодых музыкантов Оттоманской империи. Отчеты иностранных путешественников в Турцию свидетельствуют, что за очень короткое время Доницетти достиг хороших результатов. Британский морской офицер сэр Адольфус Слейд (Adolphus Slade), описывая в своих «Записках о путешествиях в Турцию, Грецию и т.д. и круизе по Черному морю с Капитаном-пашой в 1829, 1830 и 1831» обед во дворце Махмуда II, отмечал: «За песнями греческих лодочников, развлекавших нас во время десерта, последовали мелодии военного оркестра, а затем, что я совсем не ожидал на берегах Босфора, мы услышали музыку Россини, исполняемую в манере, делающей честь профессору синьору Доницетти. Мы спустились на набережную дворца, где играл оркестр. Я был изумлен молодостью исполнителей, но еще более тем, что все они были пажами, а значит – музыкантами, обученными специально для увеселения султана. По мнению Доницетти, их способность к учению была поразительной даже для Италии и свидетельствовала о том, что турки музыкальны от природы».
Джузеппе Доницетти не только преподавал в Императорской школе военной музыки и при дворе, но, как и его соотечественники, включая Россини, сочинял марши для своих монарших покровителей Махмуда II и Абдул-Меджида. В 1839 году он пишет свою знаменитую Фа минор Меджидие (the Fa minor Mecidiye), которую впоследствии аранжировал Ференц Лист во время его визита в Константинополь в 1847 году. А в 1840 году, через год после того, как Абдул-Меджид наследовал Оттоманский трон, появился «Большой военный имперский марш» (Gran Marcia Militare Imperiale) его известного брата Гаэтано Доницетти, посвященный Абдул-Меджиду.
Как любое злободневное событие, Крымская война 1853-1856 годов вдохновляла европейских композиторов на создание музыкальных произведений. Военные марши, желательно с элементами национальных гимнов стран-союзниц, нужны были для полей сражений. Среди них – опубликованная в «Illustrated London News» в 1855 году «Песня победы – Англия и Франция» Чарльза Маски. Новая танцевальная музыка требовалась для благотворительных балов, которые устраивались в Лондоне и Париже для сбора денег на нужды армий и для поддержания семей раненых и больных.
Среди наиболее успешных и значительных композиторов середины XIX века был прославленный французский мастер танца Чарльз Луи Наполеон д’Альберт (Charles Louis Napoleon d’Albert), живший в Великобритании. Автор бального этикета и отец легендарного пианиста, ученика Листа, Юджина д’Альберта (Eugen d’Albert) (1864-1932), Чарльз был балетмейстером в Королевском театре и Ковент-Гардене. «Султанская полька» (The Sultan’s Polka) была одним из его наиболее известных произведений, переживших более двадцати переизданий и почти столько же аранжировок. «Военный галоп», «Константинопольская кадриль» и «Императорский галоп» с литографией Александра II на титульном листе были сочинены во время Крымской войны. Название каждой фигуры в «Константинопольской кадрили» ассоциировалось с событиями Восточной кампании: «Дарданеллы», «Безикская бухта», «Адрианополь», «Шумла» [Румыния], «Константинополь».
Европейская музыка и, в частности, итальянская опера, были в моде при дворе в Константинополе. Отчет, опубликованный сразу после войны в 1856 году в «Musical Gazette» в Лондоне, информировал читателей, что: «европейский музыкальный вкус в последнее время получил здесь широкое распространение. В настоящее время султан имеет в своем гареме великолепный оркестр, состоящий только из женщин. Одна из них, в частности, замечательна своей игрой на скрипке; ее стиль исполнения чрезвычайно напоминает стиль Терезы Миланолло (1827-1904). Практически во всех гаремах есть фортепьяно, и многие турчанки являются превосходными исполнительницами. Султан [Абдул-Меджид] объявил о своем намерении построить театр в Тофане».
Не все композиторы Оттоманской империи были мужчинами. Писали в европейском стиле и женщины. Наиболее заметной была Ее Превосходительство жена Омар-паши, чьи произведения публиковались в британских газетах и во Франции. До недавнего времени сам факт существования этой женщины не был доказан, а подробности ее происхождения оставались загадкой. И только в конце XX века Нобелевский лауреат босниец Иво Андрик (Ivo Andric) (1892-1975) в своей биографической новелле «Омар-паша-Латтас» (переведена на французский в 1992 году), поведал читателям, что эта загадочная леди, родившаяся в Трансильвании и бравшая уроки музыки в Вене у ученика Бетховена Карла Черни (Carl Czerny), была из венгерской семьи. Она приехала в Стамбул давать фортепьянные уроки детям Омар-паши, вышла за него замуж, оставалась в его гареме вплоть до развода, а затем нашла прибежище в Париже. Ее звали Ида, но впоследствии она стала называть себя Saide. Карьера ее мужа была причиной ее «триумфальных маршей [...], которые играли турецкие полки во время битв». Многочисленные сочинения Иды в это время появились в Европе, в том числе «Пять военных маршей» (Cinq Marches Militaires) для фортепьяно, опубликованные в Париже в 1854 году, и два марша, опубликованные в «The Illustrated London News» 27 мая 1854 года и 13 января 1855 года.
Музыкальные произведения, посвященные Омар-паше, принадлежали не только перу его жены. Его именем называли свои произведения и другие западные композиторы того периода. Стивен Гловер (Stephen Glover) пишет «Марш Омара-паши», Чарльз Вэлл (Charles Well)– еще один «Марш Омара-паши», опубликованный в Нью-Йорке в 1853 году, Генри Вильям Вест (Henry William West) – «Польку Омара-паши», Генри Гудбан (Henry Goodban)– «Вальсы Омара-паши». И все эти произведения на своих титульных листах содержали изображения оттоманского командующего.
Иллюстрировать титульные листы музыкальных произведений, тематически связанных с русско-турецкими войнами, было отличительной чертой изданий того времени. Так, на обложке «Турецкого военного марша» Вильяма Смолвуда (William Smallwood), написанного во время русско-турецкой войны 1878-1879 годов, изображена детальная карта территорий от южной России до Египта, от Черного моря до устья Нила и Суэцкого канала. На обложке издания «Польки города султана» Германа Кенига (Herman Koenig), которого называли «королем корнета» от Германии до Нового Света, воспроизводится литография Джона Брандарда (John Brandard) с известной картины Дансона (Danson), на которой изображены британские, французские и турецкие солдаты на фоне старого деревянного моста через бухту Золотой Рог в Константинополе.
Но какое отношение к Крымской войне имеют шесть «народных песен», написанных Бетховеном еще в начале XIX века, в период с 1810 по 1815 год? По мнению продюсера компании Kalan Ареша Орга (Ares Orga), британцы, пришедшие в Крым в 1854 году, принесли с собой и песни, которые придавали им мужество, напоминали об оставленных любимых. Многие из них не были знакомы с изяществом и вдохновением бетховенских гармонизаций, но наверняка знали и пели старые народные песенки. Те самые народные шотландские, ирландские и уэльские мелодии, которые Бетховен сделал темами своих песен.
Летом 1879 года, менее, чем за два года до смерти, Крым посетил Модест Мусоргский. Разрушенный Севастополь привел его в ужас полным отсутствием культурной жизни и тем, что 23 года, прошедшие после Крымской войны, практически ничего не изменили в его истерзанном облике. Тем не менее, после этого путешествия в январе 1880 года он создает первоначально для фортепьяно цикл «У Южного берега Крыма: Каприччио (Байдары. Гурзуф около Аю-дага. Из путевых заметок)», который затем перелагает для скрипки и струнных инструментов. Произведение великого русского композитора, написанное им под впечатлением от посещения Крыма, еще не залечившего раны недавней войны, звучало на площади Святого Джона в Лондоне вместе с турецкими маршами, французскими кадрилями и шотландскими песнями.

 

Каталог книг

Анонсы новых книг

“Словарь достопамятных людей русской земли”

Дмитрий Николаевич Бантыш­Каменский (1788—1850)— крупный русский историк и археограф. Его перу принадлежат многочисленные исторически…

“Московский сборник (1901)”

Константин Петрович Победоносцев (1827—1907) выдающийся государственный и общественный деятель России оставил после себя богатое литературн…

все книги