«На морях не ведал поражений…»


 

На Руси издревле особо почитали защитников Отечества. Наиболь­шей славой и почетом были отмечены те, кто послужил Родине не только ратными делами, но и был отмечен как непоколебимый поборник православной веры, мудрый и милосердный воин. Одним из таких ревностных служителей России стал адмирал Федор Федорович Ушаков, стяжавший себе славу непобедимого русского флотоводца, ставшего национальной гордостью нашего народа. При всем уважении к заслугам и памяти других прославленных российских моряков, можно со всей ответственностью утверждать, что Ушаков стал среди них самым выдающимся морским военачальником.

Когда шестнадцатилетний недоросль Федор Ушаков, родившийся в семье сержанта лейб­гвардии, был принят в Морской шляхетный кадетский корпус, никто и предположить не мог, что скоро имя его прославит Россию и останется на века в истории страны как символ чести, доблести и мужества российских моряков.

Семья Ушаковых жила небогато. Путь в гвардию и престижные армейские полки был для подростка заказан. Героические петровские времена канули в Лету, и теперь молодой худородный дворянин мог рассчитывать лишь на поступление в Морской корпус.

Середина XVIII века стала периодом полного забвения и упадка Российского флота, который практически не пополнялся новыми кораблями. Старым судам, во избежание «лишних» трат, годами не разрешали выходить в море. Жалование матросам и офицерам не выплачивалось по нескольку лет; жили, кто как умел. Член Адмиралтейств?коллегии вице­адмирал М. А. Белосельский так характеризовал офицерскую морскую службу тех лет: «Понеже служба морская есть многотрудная, охотников же к ней малое число, а ежели, смею донести, никого, то в самом деле не без трудности кем будет исправлять морскую службу, понеже в сухопутстве в 3 года офицера доброго получить можно, а морского менее 12 лет достать невозможно».

 Но моряки в России все равно не переводились! Молодые люди отправлялись на флот и служили, как истинные патриоты, сердцем и душой преданные однажды выбранному делу. Одним из таких бескорыстных подвижников и стал Ушаков.

Окончив корпус и получив офицерский чин, юный моряк был приведен к присяге: «Аз, Феодор Ушаков, обещаюся и клянуся Всемогущим Богом перед Святым Его Евангелием в том, что хощу и должен ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ моей всемилостивейшей Государыне Императрице ЕКАТЕРИНЕ АЛЕКСЕЕВНЕ САМОДЕР­ЖИЦЕ И ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕ­СТВА любезному Сыну Государю Цезаревичу и Великому Князю Павлу Петровичу, законному всероссийскаго престола Наследнику, верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий!»

Вся последующая жизнь Федора Федоровича стала подтверждением того, что он ни в чем не изменил данной в молодые годы присяге.

Последние десятилетия XVIII века стали для России судьбоносными. Империя в течение нескольких лет вела тяжелую войну на два фронта. На южных рубежах шла ожесточенная борьба с извечным врагом — Османской империей. На севере, с балтийских берегов, в очередной раз пыталась вытеснить могучего соседа жаждавшая реванша Швеция. По сути, решался вопрос о том, быть ли России в числе ведущих мировых держав или остаться на обочине истории. Если бы на тот момент Империя не располагала достаточно сильным флотом на Балтике и Черном море, мы бы сейчас изучали совсем другую историю. Великим благом стало также то, что руководил действиями российского Черноморского флота такой выдающийся флотоводец, каким был Ф. Ф. Ушаков.

Впервые имя Ушакова прозвучало на весь мир в период Русско­турецкой войны 1787—1791 гг. Эту войну он встретил капитаном 1 ран­га в должности командира линейного корабля «Святой Павел». Позже Ушаков командовал эскадрой, а затем, в чине адмирала, и всем Черноморским флотом.

До 1788 года русский линейный флот практически не имел опыта крупных морских сражений в открытом море. Кораблям Черноморской эскадры под командованием Ф. Ф. Ушакова пришлось впервые в отечественной истории вести бой с превосходящим по силе и численности неприятельским линейным флотом. При этом флотоводец имел в сто раз меньшие потери в личном составе и не потерял в морских баталиях войны 1787—1791 годов ни одного корабля! Турецкому флоту, лишившемуся более 50 кораблей и судов, был нанесен невосполнимый урон, а Россия укрепила свои позиции в черноморском регионе, «ногою твердой став при море». Теперь она могла еще более эффективно вли­ять на европейскую политику.

Так зарождалась и крепла на южных рубежах Отечества мощь и слава Российского флота.

Государыня Екатерина II писала генерал­фельдмаршалу князю Г. А. Потемкину, руководившему действиями русских войск на юге: «Победу Черноморского флота над турецким мы праздновали вчера молебствием у Казанской… Контр­адмиралу Ушакову великое спасибо прошу от меня сказать, и всем его подчиненным».

В морских боях и сражениях с турецким флотом во всем блеске проявилась гениальность русского флотоводца. Ушаковым были раз­работаны и внедрены в практику морского боя новые тактические приемы, обогатившие военно­морское искусство. Его тактика, полу­чившая название маневренной, носила ярко выраженный активный, наступательный характер. При этом новаторство тактических приемов всегда точно соответствовало конкретной, складывавшейся в бою обстановке. Независимо от соотношения сил, которое, как правило, складывалось в пользу неприятеля, и взаимного расположения противоборствующих флотов Ушаков навязывал противнику свои правила боя и неизменно побеждал.

Под командованием Ушакова Российский флот не потерпел ни одного поражения! Из рескрипта Императрицы Екатерины II: «Тотчас по получении известия о знаменитой победе на Черном море в конце последней компании, одержанной под предводительством вашим над турецким флотом, который с величайшим повреждением из среды сего моря загнан в самую близость столицы оттоманской, ознаменовали МЫ благоволение НАШЕ К ВАМ ПОЖАЛОВАНИЕМ ВАС КАВАЛЕРОМ Ордена НАШЕГО Святаго Александра Невскаго…»

Не прошло и десяти лет после победного окончания войны с Турцией, как России вновь понадобился флотоводческий гений Ушакова. Назначенный командующим объединенным русско­турецким флотом, он нанес поражение наполеоновской Франции, в очередной раз продемонстрировав европейским державам мощь Российского флота теперь уже на Средиземном море. Ушаков, используя десант и корабельную артиллерию, сумел захватить Корфу — сильнейшую морскую крепость в Европе. Это случай беспрецедентный в истории войн на море.

Взятие Корфу стало вершиной флотоводческого искусства русского адмирала. При этом Ушаков блестяще выполнил дипломатическую миссию, основав на освобожденных от французов Ионических островах первое независимое демократическое греческое государство — Республику Семи Островов. В результате Россия приобрела на Средиземном море военную базу, которую успешно использовала в войне 3?й коалиции европейских держав против Франции.

Когда эскадра адмирала Ушакова покидала Ионические острова, ее провожало практически все местное население. Жители Республики Семи Островов, прощаясь с русскими моряками­освободителями, не скрывали слез, благодаря их и благословляя, а Сенат острова Корфу назвал Ушакова «освободителем и отцом своим».

Кроме того, во время Средиземноморской экспедиции 1798—1800 гг. русские моряки освободили юг Италии и триумфально вошли в Рим, где были восторженно приняты местными жителями. В своих знаменитых записках участник тех событий капитан­лейтенант Е. П. Ме­такса отметил: «Русские и здесь доказали, что истинная храбрость сопряжена всегда с человеколюбием, что победа венчается великодушием, а не жестокостью, и что звания воина и христианина должны быть неразлучны».

Адмирал Ушаков был человеком чести и в подчиненных видел не просто исполнителей своей воли, а преданных соратников, от энергии и умения которых зависел успех в бою. Он создал свою школу морской выучки, воспитал целую плеяду опытных флагманов, составивших костяк офицерского корпуса Российского флота. На традициях ушаковской школы были воспитаны прославленные русские флотоводцы: Д. Н. Сенявин, М. П. Лазарев, Г. И. Бутаков, П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин и другие.

На Черноморском флоте культивировались смелость, решительность, инициатива и высокая профессиональная выучка. В боевой под­готовке флота Ушаков соблюдал четкую последовательность. Вначале проводились одиночные учения кораблей, а затем эскадренные. Особое внимание обращалось на быстроту и четкость выполнения маневра, так как от этого напрямую зависел успех боя.

Адмирал лично проверял степень морской и артиллерийской подготовки каждого корабля. Особое внимание Ушаков уделял тому, чтобы научить комендоров быстрой и меткой стрельбе в самых различных условиях — «стрелять так, чтобы не потерять ни одного выстрела». За высокие показатели в стрельбах он награждал своих подчиненных из сумм, специально отпущенных для этой цели Черноморским адмиралтейством. Благодаря улучшению материальной части артиллерии, обученности и тренировке канониров скорострельность корабельных орудий значительно повысилась и достигла рекордного для того времени показателя — одного выстрела в две минуты. Все это было направлено на достижение победы с минимальными потерями.

Необходимо отметить, что основополагающие принципы ушаковской тактики морского боя и боевой подготовки актуальны и поныне. В военно­морских учебных заведениях и сегодня изучают историю военно­морского искусства на примерах одержанных флотоводцем побед.

В 1807 году Ф. Ф. Ушаков уволился в отставку «с мундиром и пенсией» в размере половинного жалования и вернулся доживать свой век в деревню Алексеевка Тамбовской губернии. Здесь, вблизи Санаксар­ского монастыря, он вел жизнь уединенную и праведную.

В Отечественную войну 1812 года Ушаков был избран начальником Тамбовского ополчения, но из?за болезни и по преклонному возрасту не мог лично участвовать в военных действиях. Между тем, он принял деятельное участие в устройстве госпиталя для ране­ных и дал средства на его содержание. Две тысячи рублей, деньги немалые, флотоводец внес на формирование 1?го Тамбовского пе­хот­ного полка.

Все что имел, отдавал стареющий адмирал «на вспомоществование ближним, страждущим от разорения злобствующего врага…»Не только окрестные крестьяне и жители города Темникова обращались к нему за помощью. Из отдаленных мест приезжали к Ушакову страдальцы, лишившиеся имущества или обремененные какой другой скорбью. Для всех у него находились не только средства, но и утешительное слово. «Не от­ча­ивайтесь! — говорил он.— Нынешние грозные бури к славе России обратятся! Веру только берегите и укрепляйте, Отечество любите и служите ему ревностно, перед врагами не смущайтесь, а сокрушайте их… С нами Бог!»

В конце своего жизненного пути адмирал Ушаков пришел к Хра­му Господнему, «оказывая к вере отцов своих чрезвычайную приверженность».По воспоминаниям иеромонаха Санаксарского монастыря Нафанаила, остаток дней адмирал провел «крайне воздер­жано и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви 1817 года октября 2?го дня и погребен по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора по фамилии Ушаков же [родного дяди адмирала. — С. Ч.]»

Но не померк светлый образ гениального флотоводца в душах благодарных соотечественников. Его жизнь, труды и воинские под­виги отражены во множестве произведений литературы и искусства, памятники адмиралу установлены во многих городах России и за рубежом.

В годы Великой Отечественной войны, когда решалась судьба нашего Отечества, советским правительством был учрежден высший флотоводческий орден Ушакова двух степеней для офицеров Военно­Морского Флота и медаль Ушакова для матросов и старшин. В статуте ордена записано: «Орденом Ушакова награждаются офицеры Военно­Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских активных операций, в результате чего в боях за Родину была достигнута победа над численно превосходящим врагом».

Именем Ушакова названы корабли и суда Военно­Морского и гражданского флотов, морские учебные заведения, площади, скверы и улицы городов, географические пункты и даже малая планета.

Поистине исторической датой стало 30 ноября 2000 года. В этот день решением Синодальной комиссии по канонизации Русской Православной Церкви Федор Федорович Ушаков был причислен к лику местночтимых святых Саранской епархии.

Принятое решение было непростым. Впервые в российской истории и истории Русской Православной Церкви рассматривался вопрос о канонизации воина­моряка. По этому поводу были определенные сомнения и у священноначалия, и у священнослужителей, и у мирян. К рассмотрению дела о канонизации воина Федора Ушакова Комиссия приступала неоднократно, но по ряду причин несколько раз его откладывала.

Впервые идею канонизации адмирала высказал еще в 1995 году председатель Союза писателей России Валерий Ганичев — автор исторических повествований об Ушакове. Но лишь в 2000 году стараниями православных почитателей адмирала и братии Санаксарского монастыря, у стен которого покоятся останки флотоводца, вопрос о канонизации Федора Ушакова был включен в повестку дня. Предложение Саранской епархии с энтузиазмом поддержало и командование Военно­Морского Флота.

В Деянии о канонизации праведного Феодора Ушакова говорится:

«1. Причислить к лику праведных местночтимых святых Саранской епархии адмирала Феодора Ушакова.

2. Честные останки праведного Феодора Ушакова, находящиеся в храме Рождества Богородицы Санаксарского монастыря, именовать отныне святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

3. Службу новопрославленному Святому праведному Феодору составить особую…

4. Память праведному Феодору праздновать в день его кончины 2 (15) октября и в день прославления — 23 июля старого стиля (5 августа по новому стилю).

5. Писать новопрославленному святому икону для поклонения…

6. Напечатать житие праведного Феодора Ушакова для назидания в благочестии чад церковных.

7. О сей благой и благодатной радости прославления нового святого возвестить священнослужителям, монашествующим и всей пастве».

Отныне святой Феодор стал перед Господом ходатаем о родном Отечестве и заступником для всех российских моряков. В городах России и ближнего зарубежья, воинских частях и учебных заведениях флота появились храмы и часовни, освященные во имя святого правед­ного Феодора Ушакова. Частички святых мощей канонизированного Церковью русского адмирала были помещены в православных храмах на всех четырех российских флотах.

В августе 2006 года в городе Саранске Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий освятил во имя святого праведного воина Феодора Ушакова построенный в столице Мордовии кафедральный собор и совершил в нем первую Божественную литургию.

Почитание святого праведника год от года растет. На его могиле служатся молебны. Многочисленные паломники, среди которых немало моряков, приходят поклониться Федору Ушакову, ревностно служившему своему Отечеству и народу и ставшему великим примером воинской доблести, милосердия и христианского благочестия. По нравственным заповедям Святого адмирала и по сей день живет Российский флот.

***

Книг, научных исследований и статей, посвященных жизни и деятельности гениального флотоводца насчитывается великое множество. Одно их перечисление могло бы составить солидную по объему брошюру. Наиболее значимые из них книги В. Н. Ганичева «Ушаков» и «Святой праведный Феодор Ушаков», В. Д. Овчинникова «Святой адмирал Ушаков (1745—1817)», В. П. Ильинского «Адмирал Ушаков Ф. Ф. в Средиземном море (1799 г.)», Е. П. Метаксы «Записки флота капитан­лейтенанта Егора Метаксы», М. Т. Петрова «Адмирал Ушаков», Л. И. Раковского «Ушаков», С. Н. Сергеева­Ценского «Флот и крепость», В. А Снегирева «Адмирал Ушаков», В. Г. Трухановского «Судьба адмирала: триумф и трагедия», Г. Шторма «Флотоводец Ушаков»; работы А Висковатого «Блокада и осада Корфу. 1798 и 1799 гг.», В. А. Мешкова «Адмирал Ушаков. Материалы и документы», А. М. Станиславского «Политическая деятельность Ф. Ф. Ушакова в Греции», Тарле Е. В. «Адмирал Ушаков на Средиземном море (1798—1800)», «Боевая летопись русского флота», «Русское военно­морское искусство», «Русские и советские моряки на Средиземном море», фундаментальное трехтомное издание «Ушаков Ф. Ф. Документы. Материалы для истории русского флота» и многие другие.

В ряду большого числа изданий о флотоводце особое место занимает книга русского историка генерал­майора Ростислава Карповича Скаловского (1811—1873) «Жизнь адмирала Федора Федоровича Ушакова» изданная в Санкт­Петербурге в1856 году. Это одно из первых достаточно полных и достоверных повествований о жизненном пути прославленного флотоводца. Автор добросовестно и даже скрупулезно нанизывает на нить своего исследования самые интересные и значительные из известных ему фактов биографии Ушакова.

О самом Скаловском современники уважительно говорили, что он «изустные предания о славных подвигах флота заменил красноречивыми историческими повествованиями». И действительно, выпуск­ник Морского корпуса и представитель известной в России флотской фамилии стал больше известен как автор увлекательных книг о боевой деятельности отечественного флота, а в особенности как биограф Ф. Ф. Ушакова.

Сразу после выхода в свет произведение Скаловского стало очень популярным не только у историков и военных моряков, но и у широкого круга читателей. Оно неизменно использовалось практически всеми исследователями биографии Ушакова, а также авторами художественных произведений об адмирале. При этом сама книга не лишена некоторых неточностей. Так, у Скаловского местом рождения будущего адмирала названа деревня Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии. Эта версия на долгие годы утвердилась в большинстве изданий. На самом деле, как показали более поздние исследования, Ушаков родился в деревне Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии. Впрочем, все это не умаляет неоспоримых достоинств замечательной книги.

***

В наше противоречивое время, когда слова «патриотизм» и «любовь к Родине» в умах некоторых наших «просвещенных» соотечественников ассоциируются с чем?то оскорбительным и непристойным, переиздание книги Скаловского как никогда уместно и своевременно. В этом — глубокий исторический смысл. Книга позволит читателю погрузиться в ту эпоху, когда слова «Отечество» и «верность долгу» не были для россиян пустым звуком, а давшие присягу Родине воины служили не за страх, а за совесть.

Что касается Военно­Морского Флота, то его наличие у России неоднократно подтверждалось исторической необходимостью. Это одно из непременных условий безопасности государства, его экономического и культурного развития. Отечественный флот не раз переживал трудные времена. Не стали исключением и годы перестройки. Сегодня настало время вплотную заняться флотскими проблемами. Флот, которому лучшие сыны Отечества посвятили без остатка всю свою жизнь, должен вновь стать надежным гарантом безопасности России. Без этого у нашей страны нет будущего.

 

Сергей Владимирович Чернявский,
кандидат исторических наук, доцент

Каталог книг

Анонсы новых книг

“Словарь достопамятных людей русской земли”

Дмитрий Николаевич Бантыш­Каменский (1788—1850)— крупный русский историк и археограф. Его перу принадлежат многочисленные исторически…

“Московский сборник (1901)”

Константин Петрович Победоносцев (1827—1907) выдающийся государственный и общественный деятель России оставил после себя богатое литературн…

все книги